Асы Люфтваффе — «Ночные охотники «

  Используя материалы уже существующие немного расскажем о ночниках Люфтваффе  .                                   —   К 22 июня 1941 г. численность советской дальней бомбар­дировочной авиации (ДВА) составляла 1332 самолета. В соста­ве 25 полков дальних бомбардировщиков (ДБАП) было 1122 двухмоторных бомбардировщика ДБ-3 и ДБ-3Ф, а в 4 полках тяжелых бомбардировщиков (ТБАП) насчитывалось 210 четы­рехмоторных бомбардировщиков — 201 ТБ-3 и 9 ТБ-7 (В 1942 г. эти самолеты получили обозначение Пе-8). Хотя это и была значительная сила, командование Люфтваффе пер­воначально не видело никакой необходимости направлять на Восточный фронт ночные истребители. Даже после того, как в ночь с 7 на 8 августа 1941 г. 6 бомбардировщиков ДБ-3Т из состава 1-го минно-торпедного полка (МТАП) авиации Бал­тийского флота во главе с полковником Е. Преображенским, поднявшись с аэродрома на о. Сааремаа у входа в Рижский залив, совершили налет на Берлин (Провести налет на Берлин еще в июле 1941 г. предложил команду­ющий ВВС КБФ генерал-лейтенант С. Жавороноков. Согласно разрабо­танному им плану в налете должны были участвовать все бомбардиров­щики ВВС КБФ, однако Сталин разрешил использовать для этого только 2 эскадрильи 1-го МТАП. 30.07.1941 г. на аэродроме Беззаботное, где бази­ровался 1-й МТАП, началась подготовка. Для участия в налете на Берлин были отобраны наиболее опытные экипажи, при этом их всех изолирова­ли в специальной закрытой зоне, чтобы исключить любые контакты с посторонними. Ночью 04/05.08.1941 г. 15 ДБ-3Т перелетели на аэродром Кагул на острове Сааремаа (Озель). Это был единственный аэродром, откуда ДБ-3Т могли еще долететь до Берлина и вернуться, имея при этом резерв топлива на 25 минут полета. 07.08.1941 г. в 21.00 оттуда в воздух поднялись 13 бомбардировщиков, каждый из них нес две 100-кг зажи­гательные бомбы и шесть 100-кг осколочных бомб. После трех часов полета на высоте около 5500 метров 6 ДБ-3Т во главе с полковником Преображен­ским достигли Берлина, остальные сбились с курса и были вынуждены сбро­сить бомбы на запасные цели. Интересно, что немецкая противовоздушная оборона зафиксировала над Берлином только один советский бомбарди­ровщик, который вскоре был захвачен лучами прожекторов и сбит зенит­ной артиллерией. По советским же данным, единственный потерянный в ту ночь ДБ-3Т разбился уже при посадке на плохо освещенный аэро­дром), оно не предприняло ни­каких дополнительных оборонительных мер, считая, что зе­нитная артиллерия может самостоятельно справиться с налета­ми советской авиации.

В принципе для этого были свои основания, так как нале­ты одиночных самолетов ВВС КБФ и ДВА не могли принести никакого значительного материального ущерба. Всего с 7 ав­густа до 5 сентября 1941 г., т.е. до того момента, когда совет­ские войска оставили остров Сааремаа, ДБ-3Т из 1-го МТАП 10 раз летали бомбить Берлин. При этом из 86-ти самолетов цели смогли достичь только 33 (Пятерым пилотам 1-го МТАП, и в т.ч. командиру полка полковнику Преображенскому, за налеты на Берлин было присвоено звание Героев Со­ветского Союза. Такое же звание получили и пять пилотов из 200 ДБАП). В этот же период 9 налетов на Бер­лин выполнили и самолеты ДВА, в каждом из которых уча­ствовало по 12 ДБ-3 из 200 ДБАП. Берлина смогли достичь 55 бомбардировщиков, два ДБ-3 разбились при взлете из-за пре­вышения максимальной взлетной массы, а остальные сбились с курса или из-за различных технических проблем были вы­нуждены повернуть к другим целям. Всего до 5 сентября 1941 г. бомбардировщики ДБА сбросили на Берлин, Кенигсберг, Штеттин (Щецин), Данциг (Гданьск) и Свинемюнде (Свиноуйсьце) 21,5 тонны бомб. При этом в ходе налетов на Берлин три ДБ-3 были сбиты немецкой зенитной артиллерией и толь­ко один — ночным истребителем (Он был на счету лейтенанта Рудольфа Алтендорффа (Rudolf Altedorff) из 3./NJG3. Всего на счету Алтендорффа было 29 побед, из них 25 ночных).

Зимой 1941—42 г. ситуация на Восточном фронте начала по­степенно меняться. Если налеты советских дальних бомбарди­ровщиков на территорию Германии по-прежнему несильно вол­новали руководство Люфтваффе (Летом 1942 г. самолеты ДБА выполнили всего 212 боевых вылетов над Германией и Восточной Пруссией), то значительно возросшее количество ночных вылетов советской авиации в прифронтовой полосе и ближнем тылу стало приносить серьезные проблемы. В феврале 1942 г. в район Смоленска была переброшена 2./NJG3 во главе с гауптманом Бохмелем (Bohmel), но уже в марте ее отозвали обратно в Германию. Поскольку других специальных частей ночных истребителей на Восточном фронте больше не было, свои силы в ночных перехватах стали пробовать отдельные пилоты дневных истребителей. Не имея опыта ночных полетов, они в основном действовали только лишь ясными, лунными но­чами. Так, летом 1942 г. в ходе ночных вылетов в районе Волхова особенно отличились пилоты JG54. Обер-лейтенант Гюнтер Финк (Giinther Fink) (Погиб 15.03.1943 г., когда его Bf-109G-4 был сбит в бою с В-17 в районе о. Гельголанд. Всего на его счету было 56 побед) сбил 9 самолетов, лейтенант Эрвин Лейкауф (Erwin Leykauf) (Всего к концу войны на его счету было 33 победы) одержал 8 ночных побед, причем 6 из них ночью с 22 на 23 июня 1942 г. На счету лейтенанта Ханса-Иоахима Хейера (Hans-Joachim Heyer) (Погиб 09.11.1942 г, когда его Bf-109G-2 в ходе боя в районе г. Горо­док Тверской обл. столкнулся со сбитым советским истребителем. Всего на его счету было 53 победы.) было 6 самолетов, а на счету обер-лейтенанта Фейзе (Feise) два. Даже экипажи Не-111 пытались пере­хватывать по ночам советские самолеты. Так, унтер-офицер Ар­нольд Дёринг (Arnold Coring) (Позднее перешел в ночную истребительную авиацию. Всего к кон­цу войны на счету лейтенанта Дёринга было 23 победы, из них 13 он одержал ночью. 04.03.1945 г. после операции «Гизела» он был представ­лен к Рыцарскому Кресту, но до конца войны так и не узнал, был ли он им награжден. В 1965 г. в архиве были обнаружены документы о том, что 17.04.1945 г. Дёринг все-таки был награжден Рыцарским Крестом, и спу­стя 20 лет после окончания войны он был ему вручен) из 9./KG53 летом 1942 г. в районе Сталинграда смог сбить три ТБ-3.

Командование Люфтваффе не могло долго закрывать глаза на необходимость присутствия на Восточном фронте ночных ис­требителей, и потому в августе 1942 г. туда для ознакомления с ситуацией был направлен командир NJG1 оберст Вольфганг Фальк. По результатам его поездки было решено, что перебра­сывать из Германии на Восточный фронт подразделения ночных истребителей нецелесообразно, поскольку их можно сформи­ровать прямо там. И в ноябре 1942 г. при всех трех воздуш­ных флотах Люфтваффе, действовавших на Восточном фрон­те, были созданы отдельные звенья ближних ночных истребителей (Nahnachtjagdschwarm, сокр. NNJSchw). При 1-м воздушном флоте было сформировано NNJSchw Lftl, оснащенное самолетами Bf-110, Do-17 и Ju-88, при 4-м воздушном флоте на базе не­скольких Bf-110 из 10./ZG1 было создано NNJSchw Lft4, a при т.н. командовании Люфтваффе «Дон» (Luftwaftenkommando Don) (Было сформировано 26.08.1942 г. в Харькове на базе 1-го авиа­корпуса и предназначалось для поддержки армейской группы «Дон». 17.02.1943 г. было обратно переименовано в 1-й авиакорпус) — NNJSchw Don (Позднее было переименовано в NNJSchw. Lft6), имевшее на вооружении Ju-88 и Не-111.

Однако этого оказалось мало, и в начале 1943 г. все-таки было принято решение перебросить на Восток отдельные подразделения ночных истребителей, и в январе 1943 г. на аэродром Инстенбург в Восточной Пруссии прибыли 10. и 11./NJG5. В мае 1943 г. при т.н. командовании Люфтваффе Ост (Luftwaffenkommando Ost) (Было сформировано 01.04.1942 г. в Смоленске на базе 5-го авиа­корпуса. 06.05.1943 г. на его основе был сформирован 6-й воздушный флот) на базе 12./ZG1 было создано еще одно звено ночных истребителей — NNJSchw Ost, пилоты которого летали на Bf-109, Bf-110, Do-17, Ju-88 и He-111.

В течение апреля — июня 1943 г. малочисленные NNJSchw. Lft4 и NNJSchw. Lft6 сбили в районе Орёл — Брянск более 30 советских бомбардировщиков. Наиболее результативными пило­тами были гауптман Вольфганг Шнеевейс (Wolfgang Schneeweis) (Пропал без вести (погиб) ночью 28/29.07.1943 г.) изNNJSchw. Lft6, одержавший 17 побед, и обер-фельдфебель Энгельберт Хейнер (Engelbert Heiner) (В составе «Легиона «Кондор» участвовал в боях в Испании. Затем летал на бомбардировщике в составе 9./KG27 и 09.12.1942 г. был награж­ден Рыцарским Крестом. Погиб ночью 18/19.03.1945 г. Всего на его счету было 15 ночных побед) из NNJSchw. Lft4, на сче­ту которого было 11 побед. В июне 1943 г. отличились и пилоты 10./ZG1, которые, действуя совместно в прожекторными частя­ми, в ходе ночных вылетов над Керченским полуостровом сбили 28 советских самолетов. При этом 21 победа была на счету обер­фельдфебеля Йозефа Коциока (Josef Kociok) (Он погиб ночью 26/27.09.1943 г. в районе Керчи, когда его Bf-110 столкнулся со сбитым советским самолетом. Коциок успел выпрыгнуть на парашюте, но тот не открылся. Посмертно ему было присвоено зва­ние лейтенанта. На его счету было еще 12 дневных побед, кроме того, он уничтожил на земле 15 самолетов, 5 танков и свыше 200 автомобилей), который в тече­ние одной ночи сбил сразу 4 По-2 из состава женского 558 НБАП.

Не зря среди достижений Коциока отдельно упоминаются четыре сбитых По-2. Эти бипланы вместе с аналогичными самолетами Р-5, использовавшиеся в качестве легких ночных бомбардировщиков, приносили очень много неприятностей немцам. Они имели небольшую скорость и летали на очень малых высотах, вследствие чего бортовыми радарами их было очень трудно засечь. Для того чтобы атаковать и сбить По-2, например, пилоты 12./NJG5, летавшие наJu-88 и Do-217, вы­нуждены были почти до предела убирать газ, выпускать зак­рылки, а иногда и выпускать шасси, таким образом снижая скорость своего самолета приблизительно до 200 км/ч. При этом, если Ju-88 еще можно было управлять на такой маленькой скорости, то Do-217 едва можно было удержать на нужном курсе (По мнению того же Фалька, наилучшим самолетом для борьбы с По-2 и Р-5 могли бы стать FW-58, но до практического осуществления этого предложения дело так и не дошло. Для тех же целей предлагалось использовать и бомбардировщик Не-111, для чего в его носовой части планировалось установить четыре 20-мм пушки MG FF, подфюзеляжный контейнер с четырьмя 7,92-мм пулеметами MG17 и еще два контейне­ра со спаренными 7,92-мм пулеметами WB81Z на подкрыльевых пилонах). Даже когда ночной истребитель выходил в позицию для атаки и открывал огонь, это еще не значило, что По-2 будет сбит. Снаряды могли просто пробить насквозь его по­лотняную обшивку, не причинив особого вреда, поэтому, что­бы наверняка сбить эту «швейную машинку» (Двигатель По-2 издавал лишь несильное тарахтенье, из-за которого немцы и прозвали их «швейными машинками» («Nahmaschinen»). Всего в течение 1929—49 гг. было изготовлено 32711 самолетов У-2/По-2), надо было по­пасть в двигатель или в пилота.

Летом 1943 г. командование вермахта запланировало круп­ное наступление в районе т.н. Курской дуги, для чего в том рай­оне начали создаваться склады боеприпасов и хранилища топли­ва. Все это требовалось обезопасить от ночных налетов советских бомбардировщиков, но силы NNJSchw. Lft6 были слишком малы для выполнения этой задачи, и 26 июня командир 12-го авиа­корпуса генерал Каммхубер получил приказ направить в тот рай­он группу ночных истребителей. Самой подходящей для этого была IV./NJG5 во главе с гауптманом Генрихом цу Сайн-Вит­генштейном, чьи пилоты уже имели опыт борьбы с советскими бомбардировщиками.

В конце июня 10. и 12./NJG5 во главе с Витгенштейном были переброшены из Восточной Пруссии на аэродромы в Брянске и Орле. При помощи пяти РЛС «Вюрцбург-Гигант», установленных на специальных железнодорожных платфор­мах (Всего в Люфтваффе было 9 таких «железнодорожных» РЛС), были организованы зоны «Himmelbett». Действия пило­тов 10. и 12./NJG5 в районе Курска оказались успешными, на их счету было 49 ночных побед, при этом 28 из них одержал гауптман Витгенштейн. Поэтому, когда немецкое наступление на Курской дуге окончательно провалилось, командование Люфтваффе решило оставить 10. и 12./NJG5 на Восточном фронте. В июле 1943 г. для координации действий ночных ис­требителей на Восточном фронте был создан т.н. передовой пост управления «Восток» (Aussenstelle «Ost»). Разбившись на отдельные звенья, истребители 10. и 12./NJG5 действовали в районе Брянск — Смоленск и Полтава — Сталине (Ныне г. Донецк).

1 августа 1943 г. в Брянске на основе 10./NJG5, 10./ZG1 и 12./ZG1 была сформирована I./NJG100 под командованием гауптмана Генриха цу Сайн-Витгенштейна. 17 августа на Восточ­ном фронте были сформированы еще 5 эскадрилий ночных истребителей. На аэродроме Дно в Псковской области на базеNNJSchw Lftl была создана 1./NJG200, в Орше на базе 8 Bf-110 из 10./ZG1 — 4./NJG200, в Николаеве на базе NNJSchw Lft4 -5./NJG200, в Смоленске на базеNNJSchw Lft6 — 7./NJG200, и, наконец, в Сталине была сформирована 8./NJG200 (В декабре 1943 г. была переименована в 4./NJG100). На основе I./NJG100 и этих 5 эскадрилий в дальнейшем предполагалось сформировать две эскадры — NJG100 и NJG200, но эти планы так и не были реализованы.

Ночные истребители по-прежнему действовали отдельными звеньями. При этом, если пилоты NJG100 использовали тактику «Himmelbett», получая необходимые данные с передвижных наземных РЛС, то пилоты NJG200 придерживались тактики «Hehaja», действуя совместно с прожекторными частями. Надо заметить, что ситуация для NJG200 осложнялись еще и тем, что совершать боевые вылеты над линией фронта она могла только с 23.00 по 24.00, так как в другое время немецкие зенитные батареи стреляли во все что летает. В августе 1943 г. истреби­тели штабного звена I./NJG100, 1. и 3./NJG100 патрулировали между Брянском и Смоленском. Дальше на север были созданы две «Himmelbett» зоны вокруг Витебска и Невеля. 2./NJG100 дей­ствовала на южном фланге в районе Полтава — Сталине. Таким образом, расстояние между самым северным звеном и самым южным звеном I./NJG100 было около 1000 км по прямой линии.

В течение августа 1943 г. немецкие ночные истребители сбили еще 41 советский самолет, кроме того, 17 побед не были официально подтверждены. Все эти победы были одержаны всего 14 пилотами. Наиболее успешными среди них, помимо Витгенштейна, были гауптман Ульрих фон Мейен (Ulrich von Meien) (Всего на его счету было 9 побед), гауптман Алоиз Лехнер (Alois Lechner) (Командир I./NJG100 майор Лехнер пропал без вести (погиб) 23.02.1944 г., после того как его самолет был подбит зенитным огнем. Всего на его счету было 45 побед, из них 7 в течение ночи 27/28.10.1943 г.), гауптман Ру­дольф Шенерт, гауптман Курт Бонов (После гибели майора Лехнера до мая 1944 г. он исполнял обязанности командира 1./NJG100. 04.09.1944 г. майор Бонов был назначен командиром вновь сформированного т.н. Erprobungskommando 388, предназначенного для испытаний самолета Ju-388. 13.02.1945 г. в авиакатастрофе погиб ко­мандир Erprobungskommando 234 гауптман Биспинг, и Бонов был назначен на его место. Это командование, известное также, как «Sonderkommando Bonow», занималось испытаниями реактивных Аг-234В. Всего на счету Курта Бонова было 10 ночных побед), обер-лейтенант Йозеф Пютцкухл (Josef Putzkuhl) (Всего на его счету было 26 побед. В июле 1944 г. в ходе 3-х вылетов он сбил 12 советских самолетов, в т.ч. 6 в течение ночи 05/06.07.1944 г.) и фельдфебель Руди Дюдинг (Rudi Diiding) (Всего на его счету было 18 побед).

С наступлением осени общее количество ночных вылетов советской авиации значительно сократилось, в то время как немецкие ночные истребители продолжали регулярно подни­маться в воздух, ведя поиск. Поскольку советские самолеты не имели и потому совершенно не использовали никаких ра­диоэлектронных систем навигации, бомбометания или опозна­вания, сигналы от которых можно было бы засечь, то практи­чески единственным средством найти их ночью оставались наземные РЛС и квалификация пилота. Ночные вылеты на Восточном фронте требовали от пилотов ночных истребите­лей прежде всего терпения и умения ждать. Быть может, по­этому ни в каких других частях Люфтваффе не было так много бывших летчиков-испытателей и бывших пилотов авиакомпа­нии «Люфтганза», как в составе NJG100 и NJG200. Они не имели того безрассудства, с которым летали молодые пилоты, но зато обладали огромным опытом и летным мастерством.

Постепенно образовалась большая диспропорция между чис­лом вылетов, совершенных ночными истребителями, и коли­чеством одержанных ими побед. Она стала предметом посто­янной критики со стороны командования Люфтваффе, которое совершенно не представляло себе специфики ночных действий на Восточном фронте и не понимало истинных потребностей ночных истребителей, действовавших там. И подтверждений этому было немало. Так, например, вNJG100 были направле­ны истребители Do-217, практически непригодные для борь­бы с тихоходными По-2, в то время как регулярные запросы на переоборудование в ночные истребители самолетов FW-189 игнорировались.

В феврале 1944 г. советские бомбардировщики начали со­вершать налеты на цели на побережье Балтийского моря, в т.ч. на Ригу, Таллин и Хельсинки. Поэтому в Прибалтику на помощь 1./NJG200 под командование обер-лейтенанта Вольф­ганга Янка (Wolfgang Jank) (Всего на его счету было 11 побед) была переброшена 4./NJG100, а для поддержки ее действий в Ботнический залив прибыл спе­циальный корабль радиолокационного наблюдения «Того» («Togo»). И результат не заставил себя долго ждать, особенно успешной для Bf-110 из 4./NJG100 и немецкой зенитной артил­лерии стала ночь 23 марта, когда в районе Таллина они сбили сразу 23 Ил-4 (В 1942 г. бомбардировщики ДБ-3Ф получили обозначение Ил-4), при этом четыре бомбардировщика были на сче­ту гауптмана Теодора Беллингхаузена (Theodor Bellinghausen) (С мая по 08.07.1944 г. был командиром 1./NJG100. Всего на его счету было 7 побед). Довольно успешно действовала и 5./NJG200, базировавшаяся на южном фланге Восточного фронта в Николаеве. Ее пило­ты, выполняя дальние ночные перехваты над Чёрным морем и Крымом, одержали в мае 1944 г. свою 30 победу.

Весной 1944 г. начались массированные дневные налеты на румынские нефтяные месторождения в районе Плоешти, и командование Люфтваффе ожидало такого усиления и ноч­ных налетов. Поэтому 27 июня в дополнение к IV./NJG6, дей­ствовавшей в Румынии, Болгарии и Венгрии, в г. Ниш в Сер­бии была сформирована II./NJG100 во главе с гауптманом Ульрихом фон Мейеном. В состав группы вошли три эскадри­льи: 4-я была сформирована на базе 8./NJG200 еще в декабре 1943 г., а 5-я и 6-я были созданы в мае 1944 г. соответственно на основе 1./NJG200 и 4./NJG200. Однако оказалось, что анг­личане не собирались совершать ночные налеты на район Плоешти. В результате ночным истребителям из IV./NJG6 и I1./NJG200 пришлось действовать днем, неся при этом боль­шие потери в боях с американскими истребителями, сопровождавшими свои бомбардировщики.

В начале лета 1944 г. на ремонтном заводе фирмы «Люфтганза» в Вернёхене в ночные истребители, наконец, было переобо­рудовано несколько FW-189 иFW-58. На них были установлены бортовые РЛС FuG212 и 20-мм пушки MG151 «Schrage Musik». Эти самолеты были направлены в NJG100, но подробностей об их участии в боях неизвестно. Летом 1944 г. в районе Либау (Лиепая) в качестве ночных истребителей даже использовались гид­росамолеты Аг-196А с тяжелого крейсера «Принц Евгений» («Prinz Eugen»).

Под Брестом и по области  именно   NJG — 100 и базировались на аэродромах  Бреста-Пинска-Кобрина .

Всего в 1944 г. ночные истребители 1-го воздушного флота совершили 436 боевых вылетов, не потеряв ни одного самоле­та, а истребители 4-го воздушного флота выполнили 621 вы­лет, потеряв 19 самолетов. Однако самыми активными были истребители 6-го флота, действовавшие в центральном секто­ре Восточного фронта. Они совершили 1731 боевой вылет, и при этом их потери составили 16 самолетов.

В последние месяцы войны ночные истребители на Вос­точном фронте использовались также для нанесения штурмо­вых ударов по автодорогам и железнодорожным путям, для доставки боеприпасов и продовольствия окруженным частям. В начале мая 1945 г. оставшиеся самолеты NJG100 перелетели на аэродромы на западе Германии и сдались в плен американ­цам. Последний истребитель из II./NJG100 совершил посадку в Лехфельде 7 мая, при этом на нем, к большому удивлению американцев, поверх немецких опознавательных знаков были нарисованы почему-то четырехконечные белые звезды.

Всего с 1 августа 1943 г. и до конца войны ночные истреби­тели NJG100 одержали на Восточном фронте 510 подтвержден­ных побед. 30 пилотов имели на своем счету 9 и более побед, а самым результативным стал обер-лейтенант Густав Франкци (Gustav Francsi), сбивший 56 советских самолетов .

Putzkuhl Josef — Oblt. — NJG5, NJG100 — 26

В июле 1944 г. в ходе 3-х вылетов он сбил 12 советских самолетов, в т.ч. 6 в течение ночи 05/06.07.1944 г.

.

Gref Hans — Oblt. — NJG100 — 25

По некоторым данным, число побед — 20.

Dahms Helmut — Obfw— NJG100 – 24

Bertram Gunther — Oblt. — KG4, NJG100 — 35

Scheer Klaus — Lt. — NJG100 — 24

В т.ч. 5 побед в течение ночи 06/07.03.1944 г. на Восточном фронте.

Strohecker Karl — Obfw. — NJG100 — 24

Duding Rudi — Obfw. — NJG100 — 8

Все победы на Восточном фронте.

Konter Helmut — Hptm. — NJG100 — 15

По некоторым данным, общее число побед — 20. Погиб в марте 1945 г.

onow Kurt — Hptm. — NJG5, NJG100, ErpKdo388, ErpKdo234 — 10

Rathke Waldemar — Lt. — NJG100 — 10

По некоторым данным, общее число побед — 15.